Виу-Витсу (viu_vitsu) wrote,
Виу-Витсу
viu_vitsu

Преодоление. Начало.

Получив совершенно неожиданно множество откликов и комментариев на обе части "Преодоления" (за что всем поучаствовавшим и просто прочитавшим - искреннее спасибо), посчитала своим долгом рассказать, за что же именно ополчилась Виу на любителей походного экстрима. Ведь в самом деле, неприятие образа мыслей и жизни "преодолителей" возникло не на пустом месте, а негативному отношению к тем, кто сам живота своего не щадит и к чужому без уважения относится, предшествовали события, едва не ставшие по-настоящему трагически-травматическими.
По ранней молодости (16-18 лет) увлекалась я походами и экспедициями, была членом детского клуба "Планета" при Московском географическом обществе, колесила по просторам Родины и не просто таскалась с тяжёлым рюкзаком по бездорожью и пела у костра песни под гитару, но и вроде как наукой занималась - зимой зверей по следам считала, хвосты в хвостохранилищах анализировала, летом - перцепцию и рекреационный потенциал местности оценивала. И каждая такая поездка-экспедиция была настоящим, полноценным приключением. Интересным, увлекательными, даже волшебным. Случалось, что и тяжело было, и преодолевать усталость приходилось (в тех же Хибинах зимой при переходе через перевал Рамзай), но всегда в пределах разумной нормы. Ездили с нами, школьниками, студенты МГУ с географического и геологического факультетов, и заботились они о нас, детях, как родная мать, а то и любящие бабушка с дедушкой. Ни разу не было так, чтобы полностью не был продуман не только маршрут, но и все моменты, связанные с размещением, приготовлением пищи и прочими бытовыми необходимостями. Да, условия были походные, без особенных удобств и столь любимого городскими жителями комфорта, но когда молод, здоров, полон сил и энтузиазма, всё прочее не столь важно. Зато, что может быть чудеснее, как после целого дня, проведённого на морозе, после лыжного маршрута по лесу и заснеженному полю, после того так устал, намучился, замёрз, оказаться в натопленном деревенском доме, у гудящей печки, с кружкой ароматного чая в руке? Или звёздной летней ночью сидеть на берегу озера, затерянного среди бескрайних лесов, смотреть на улетающие вверх искры костра и слушать, как чарующие звуки деревянной флейты разлетаются над чёрной неподвижной водой?

Вопросом с выбором профессии я особо не мучилась. Поступила на географический факультет МГУ и сразу же записалась в ГОП (группу охраны природы), участниками которой были все те замечательные ребята-студенты, организовавшие выезды "Планеты". Правда, на момент моего поступления большинство из них уже закончили учиться, и знакомых лиц в ГОПе почти не было. Зато была руководительница - знаменитая Вера Павловна, через руки которой прошло не одно поколение географов. Когда я пыталась расспрашивать о Вере Павловне, неизменно получала ответ: "прекрасная женщина", но тем собеседник и ограничивался. Не могу сказать, что Вера Павловна мне сильно понравилась, что называется, "не мой тип женщины", но верная традициям "Планеты" поехать в первые же зимние каникулы в экспедицию в Карелию согласилась. Признаться, ехать мне не хотелось, да и состав участников не впечатлял (ни одного по-настоящему симпатичного мужика). Кроме самой Веры Павловны, её помощник - аспирант Шура, начинающий алкоголик; его подружка второкурсница Оля, с которой я дружила ещё с "Планеты"; мой однокурсник Вася (тоже "планетовец") и ещё человек пять, в основном все с первого курса. Вот бы мне тогда задуматься, почему никто из старших товарищей, с курса 4-5, не жалует экспедицию. Но на тот момент была у меня сердечная рана, и я решила, что виды первозданной природы, лыжные прогулки и вечера в лесных избушках весьма поспособствует восстановлению подорванных душевных сил. Условия Вера Павловна озвучила неопределённо, и собрания перед экспедицией какие-то уж очень несерьёзными были - Вера Павловна вкратце описала, что из вещей брать с собой и распределила, кто какие продукты должен купить. А ведь среди будущих "исследователей" природы Карелии были в основном зелёные первокурсники, многие из южных регионов, ни разу в "деле" не побывавшие. Я бы на месте Веры Павловны устроила тренировочной лыжный забег по Воробьёвым горам - проверить навыки участников, а заодно и снаряжение. Но "жираф большой - ему видней". Не слишком мне понравилось и туманное описание предстоящего маршрута (где-то по бывшей финской территории), но единственное, что Вера Павловна клятвенно пообещала, что всё ночёвки будут исключительно в лесничествах, в тёплых избах с полноценными русскими печками. Эх, была бы я старше и умнее, потребовала показать подробную карту местности с этими самыми лесничествами... Но карта была только большая, на стене в аудитории, где Вера Павловна указкой чертила невидимые линии и рассказывала о будущем заповеднике.
Опустив ряд подробностей, скажу, что об участии в экспедиции я пожалела в первый же день в поле. Холодно было чудовищно. Минус сорок по Цельсию и ниже. Более того. Я отлично ходила с рюкзаком и вполне хорошо на лыжах, но при совмещении одного с другим, я поняла, что это на грани моих возможностей. В первую же ночёвку на берегу какого-то озера (название не помню, и помнить не хочу) в избе-складе рыболовных принадлежностей, отапливаемой крошечной печкой-буржуйкой, половина участников, включая меня, слегка траванулась угарным газом - поутру попадали в обморок, а потом долго блевали по углам. Один из участников, как оказалось, вообще не умел ходить на лыжах и падал через каждые пять метров (ему повезло - его отправили обратно в обитаемые земли, чтобы он позорно уехал домой, потому что не преодолел, не справился, слабак.... счастливый....).
На следующий день (протошнившись, еле живая) я снова встала на лыжи, проклиная всё и вся, и очнулась только тогда, когда начало темнеть (в январе за полярным кругом в Карелии темнеет быстро), вокруг была сплошная стена леса, и никакого намёка на лесничество, где можно было бы переночевать. В сгустившихся сумерках к вящему моему ужасу Вера Павловна распорядилась устроить ночёвку на снегу. В обычных советских брезентовых палатках, в которых-то и летом не всегда жарко бывает. Меня практически охватила паника, где-то я то ли читала, то ли слышала, что после ночёвки при сильно отрицательных температурах можно вообще не проснуться. У самой-то Веры Павловны было норвежское снаряжение (пуховик и спальник на гагачьем пуху, прочие в те времена дефицитнейшие туристические радости) рюкзак она не несла (Руководительница!), в обустройстве быта не участвовала, только руководила - злобно орала матом (к подобной лексике я тогда была вообще не приучена и морально не готова) и подгоняла тех, кто, как ей казалось отлынивал от работы.
Зато я на всю жизнь усвоила: если хочешь отдохнуть, не пытайся выполнить задание быстрее, это не поможет, тебя просто нагрузят новым заданием. Отдыхай на ходу, выполняя поручение плохо и медленно - есть шанс, что шустрые "дураки" тебе же ещё и помогут. Универсальное, применимое абсолютно ко всему правило.
Как я провела ту ночь - не помню, помню только страх, что не смогу проснуться. Но всё-таки проснулась и пошла к уже разведённому дежурными костру отогревать смёрзшиеся за ночь лыжные ботинки. Вера Павловна, завидев меня у костра, налетела разъярённой фурией и чуть ли не пинками отогнала от огня - нечего лентяйке и бездельнице прохлаждаться! Ботинки согреются в процессе ходьбы. И тут я совершила вторую ошибку (первая заключалась в том, что в подобные экспедиции вообще нельзя ходить в лыжных ботинках с жёсткими креплениями - да кто бы мне сказал заранее!) - вместо того, чтобы злобно послать руководительницу подальше и довести внутренности обуви до нужной мне температуры, я послушалась. Потому что была молодая и глупая, потому что тогда ещё уважала старших, потому что не умела за себя постоять.
Надев ледяные ботинки, согреть ноги мне так и не удалось, хотя Вера Павловна заставила меня прокладывать лыжню. Пот с лица лил градом, я почти падала от усталости, но ноги всё равно не согревались, и в результате я-таки их обморозила. О своей проблеме я сообщила около 12 дня, но меня в очередной раз обозвали лентяйкой и бездельницей. Около двух часов дня я вообще перестала чувствовать ноги. Но меня по-прежнему игнорировали и лишь злобно ругались, что я симулянтка. Костёр развели только около пяти вечера (лагерь опять среди леса, на снегу).... Боль была просто адская. Каждая нога в районе пальцев стала ровно в два раза шире. Я почти теряла сознание. У Веры Павловны была с собой аптечка, но.... обезболивающее в ней отсутствовало, как класс. Вот средства от поноса были представлены аж тремя препаратами, зато элементарного анальгина не было. Почему? Тормоза придумали трусы, а обезболивающее - слабаки и нытики. Анальгин для слабых телом и духом, настоящий человек должен учиться терпеть любую боль и преодолевать себя. Только так можно натренировать волю и достичь подлинного духовного совершенства.

Продолжение следует
Tags: Виу-Витсу, когда я была маленькой, преодоление, тёмная сторона
Subscribe

Posts from This Journal “преодоление” Tag

promo viu_vitsu october 8, 2012 17:06 11
Buy for 50 tokens
Мне всё чаще приходит в голову сравнение между людьми и планетами. Если представить каждого из нас неким небесным телом, появляются довольно занятные ассоциации. К кому-то в определённые моменты жизни мы приближаемся, выстраиваясь на одну линию, чувствуя более сильное притяжение, а потом, следуя…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments