Виу-Витсу (viu_vitsu) wrote,
Виу-Витсу
viu_vitsu

Вышел, чтоб идти к началу начал... Продолжение

История первая

История вторая. Для меня даже более травмирующая, потому что в случившемся отчасти виню саму себя. Нет, не так. Не виню (чувство вины - вообще одно из самых деструктивных), но будь я на месте другого человека, всё могло бы сложиться иначе.

После окончания МГУ мне удалось устроиться на работу в федеральное министерство по протекции моего научного руководителя, который от кафедры руководил написанием моей дипломной работы. И не в какое-нибудь скучное подразделение, а в управление международного сотрудничества, что по тем временам было нереально круто. Брал меня к себе выпускник нашей же кафедры, большой друг моего научного руководителя.
В первые два года работы в министерстве Сергей Борисович (так моего начальника звали) представлялся мне живым воплощением бога на Земле был для меня олицетворением всех наилучших качеств, которыми может мужчина обладать. Настоящий профессионал, знаток своего дела, человек, обладающий иронично-глумливым чувством юмора (эх, многому я у него понабралась...), невероятным обаянием и, конечно, просто очень-очень умный. Что бы там ни говорили о мужских задницах, кубиках на животе и бицепсах, но главная сексуальная составляющая - это ум. Сергей Борисович, а было ему в ту пору чуть за 40, обладал приятной внешностью, чарующим голосом и безупречным вкусом в одежде. Не начальник - мечта. Однажды мне даже показалось, что я по уши в него влюблена и даже попробовала начать страдать, тем более, что нам светила совместная командировка в Швейцарию, но, когда пришла домой и померила температуру, выяснилось, что у меня 39,8, и я, успокоившись, вернулась мыслями к привычному предмету обожания, а в Швейцарию из-за затяжного гриппа с осложнениями так и не поехала.
Проработав чуть дольше под началом лучезарного шефа, я конечно же начала обнаруживать и недостатки, и убедилась, что он такой же обычный человек, как и все остальные, со своими слабостями, тараканами в голове и жизненными проблемами, но неизменно оставалась преданной и чудовищно старательной сотрудницей, за что числилась в любимицах, которой многое прощалось. Поясню на примере:

Поездке в загранкомандировку, даже если намечалось экскурсионно-увеселительное мероприятие, в нашем славном министерстве предшествовал ряд трудоёмких и тягомотных действий, без которых пройти выездную комиссию (а это вообще песня с припевом) было попросту невозможно. Замшелый пережиток советской власти каким-то образом выжил в нашем заведении, и без положительного решения этой самой комиссии служебный загранпаспорт попросту не выдавался, даже если были куплены билеты и проплачена гостиница. И для прохождения комиссии необходимо было подготовить развёрнутое ТЗ (техническое задание), с подробнейшим описанием позиции российской делегации по каждому пункту повестки дня предстоящего мероприятия.
Со своих подчинённых, в том числе с меня, Сергей Борисович ТЗ требовал такие, что иной раз хотелось выпрыгнуть изо окна, сломать ногу и никуда не ехать. А вот сам филонил до последнего и собственные документы готовил из рук вон плохо. Поскольку в мои обязанности вменялось в том числе готовить любимого шефа в командировки, то много сил и нервов уходило на выбивание из него тезисов, по мотивам которых я могла бы хоть что-нибудь пристойное "нарисовать". Никогда не забуду, как накануне поездки Сергея Борисовича в столь всеми любимую Женеву (суточные там платили офигенные, по расценкам ООН), отчаявшись получить хоть какие-нибудь вразумительные пояснения по поводу повестки дня, набросилась на начальника чуть ли не с кулаками и при всех остальных коллегах начала злобно на него орать (!), забыв всякую субординацию, не говоря о приличиях. Гневная речь (ор, переходящий на визг) сводился к тому, что мне вообще по фигу поедет он или нет, мне-то ни копейки с его суточных не перепадёт, но тем не менее я бегаю за ним и домогаюсь его уже третий день, как последняя дура или брошенная любовница. Не хочет ехать - не надо. Сейчас напишу письмо, что Россия в совещании не участвует, а он пусть подпишет, раз настолько влом продиктовать мне пару предложений, по которым я смогу подготовить позицию для ТЗ. Почему сама не могу написать? А это не моя тематика, никаким боком, я тупо не знаю, чем этот комитет вообще занимается.
После того, как побелевший от злости шеф, хлопнув дверью, вышел из кабинета, начальник отдела, никогда меня сильно не любивший, услужливо впихнул мне в руки листок бумаги - мол, пиши по собственному, сама понимаешь, на КОГО наорала. Да я и сама уже всё осознала, забилась в угол, сижу тихо, переживаю стыд и позор, думаю, что бы такое сжечь, чтобы было чем голову посыпать. Прошло где-то полчаса. Я уже почти успокоилась и свыклась с мыслью о неизбежном увольнении, как вернулся Сергей Борисович. Добрый, ласковый, слааааадкий. Опустив глаза в пол и застенчиво улыбаясь, протянул мне рукописные листки с тезисами к совещанию...
Вот так и повелось, что собираясь в командировку, чувствовал себя Сергей Борисович, как у Христа за пазухой. А уж ежели по моей тематике ездил, то вообще мог полностью расслабиться, я ему даже "застольные речи" писала на все случаи повестки дня, на русском и на английском.

У Сергея Борисовича была мечта всей жизни - попасть на работу в секретариат какой-нибудь международной организации и получать ООН-вскую зарплату не за неделю в Женеве, а за все 365 дней в году, а на старости лет ещё и соответствующую пенсию. И всячески к исполнению своей мечты он стремился. Резюме по странам и весям рассылал, контакты нужные поддерживал, политику соответствующую проводил, МИД окучивал. И вот после многих лет усилий и неудачных попыток забрезжила на горизонте вакансия мечты - руководитель подразделения в уважаемой международной комиссии в милом и уютном городе Хельсинки. Должность выборная с ротацией раз в 4 года, но предыдущий российский представитель за неоценимые заслуги перед мировым сообществом умудрился проработать аж 10 лет - два срока и ещё два года, а потом был живьём вознесён в рай - на хорошую должность во Всемирном банке.
Полтора года наше доблестное министерство, подключив российский МИД, заинтересованные министерства и ведомства, а также "нужных" людей в сопредельных государствах, готовило платформу для избрания на должность именно Сергея Борисовича (должность, как и комитет, создавались в комиссии специально, под новую программу, которая должна была стать ключевой во всей деятельности). Сам Сергей Борисович для начала был включён в состав рабочей группы, по результатам работы который новый комитет и должен был появиться в составе комиссии. Стоит ли повторяться и рассказывать, как я готовила шефа к каждому заседанию рабочей группы? Один раз, когда ему совсем было влом хоть что-то делать заранее, договаривалась с сотрудниками Шереметьево-2, чтобы мне позволили переслать по факсу необходимые документы, а потом ещё и передали эти документы такому-то, улетающему таким-то рейсом.
И всё шло хорошо, по плану, и новая прекрасная должность для любимого начальника обретала всё более материальные черты, как случилось "страшное". Ваша покорная слуга подло и вероломно уволилась из министерства, чтобы вместе с мужем-дипломатом уехать в Париж. Удар был нанесён в самое сердце, и удар этот шеф не простил. В ожидании приказа об увольнении мне пришлось дорабатывать неделю, и за всё это время шеф не сказал мне ни слова. Если надо было дать задание, находил посредника и просил: скажи этой... Все последние дни я чувствовала себя прокажённой, неприкасаемой, проклятой. В своё оправдание могу сказать, что я давно собиралась уволиться и не особо это скрывала, зарплата моя на момент увольнения составляла в долларовом эквиваленте около 35 (!) единиц, все заграничные командировки, за счёт которых хоть как-то можно было существовать, "отняли" старшие товарищи (у них жёны-мужья-дети, их кормить надо, а молодёжь перебьётся), перспективы продвижения по службе отсутствовали. То, что я ходила на службу да ещё и впахивала, как негр на плантации, было с моей стороны чистейшей благотворительностью. Так что природу жгучей обиды и озлобленности до конца я понять не могла. Зависть? Если только. Потому что никаких романтических отношений между мной и шефом и в помине не было.
Мой осиротевший участок подхватил другой коллега (сладкий, любимый Ванька, но расслабленный...).
Через полтора года приезжаю в отпуск в Москву, встречаюсь с любимыми друзьями и с Ванькой, спрашиваю первым делом, как там Сергей Борисович, уже поди в Хельсинки обжился? Какое там! Оказывается, позорнейшим образом завалил собеседование, которое после всех приложенных усилий казалось пустейшей формальностью. К собеседованию Сергей Борисович вообще не готовился, даже не счёл нужным поинтересоваться функционалом комитета, который должен был возглавить. А Ваньке было по фигу. Он сроду ни за кем не бегал. Не хочет шеф документы готовить, вопрос изучать, к собеседованию готовиться - его личная сексуальная драма.
Из-за провала кандидата от России случился локальный международный скандальчик. Все были в таком шоке, что на должность назначили даже не кандидата под номером 2 (который приличия ради составлял хоть какую-то конкуренцию), а кандидата под номером 3, морально не готового и ни на что не рассчитывающего со всеми вытекающими последствиями. На Сергея Борисовича обиделись все - страны-участиницы комиссии, российский МИД, заинтересованные министерства и ведомства, а пуще всех жена и дочь, уже собравшие чемоданы и коробки для переезда.
Вот что могло помешать хотя бы бегло, в самолёте по диагонали пролистать материалы, приложить незначительные усилия? Ведь это действительно была мечта всей его жизни, то, ради чего он работал. Да что работал - жил! Ответь Сергей Борисович на пару лёгких вопросов, и всё бы сложились (в составе избирательной комиссии был наш представитель, рот рукой зажимал, чтобы не подсказывать).

Дальнейшая карьера Сергея Борисовича пошла на спад. Он переходил из одного ведомства в другое, но выше заместителя начальника управления (должность которую он занимал в нашем министерстве) так и не поднялся. Характер окончательно испортился, начал много пить, заболел раком. Сейчас даже и не знаю, жив ли.

И вот сижу я и думаю. Что же происходит с человеком на пороге мечты? Почему в самый последний момент, когда уже всё решено и готово, происходит сбой программы, система оказывается заражённой разрушительным вирусом и погибает. Или это страх перед новым, боязнь не справиться, не приспособиться, лишиться привычных условий существования? Но зачем тогда все эти годы работы, ожиданий, надежд и разочарований, затраченные усилия, иногда изрядные?
Миллионы людей ежедневно "спускают" свою жизнь в сточную канаву. Кто-то от безволия, кто-то от лени, кто-то от собственной ограниченности, а кто-то от дурноты характера. Но когда вся жизнь подчинена одной цели, и в момент заслуженного и ожидаемого триумфа случается провал, винить в котором некого, кроме самого себя, мне становится особенно грустно.
Tags: преодоление
Subscribe
promo viu_vitsu october 8, 2012 17:06 11
Buy for 50 tokens
Мне всё чаще приходит в голову сравнение между людьми и планетами. Если представить каждого из нас неким небесным телом, появляются довольно занятные ассоциации. К кому-то в определённые моменты жизни мы приближаемся, выстраиваясь на одну линию, чувствуя более сильное притяжение, а потом, следуя…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments