Виу-Витсу (viu_vitsu) wrote,
Виу-Витсу
viu_vitsu

Трудно быть психом

В последнее время много и часто обсуждается необходимость срочной психологической и психиатрической помощи, которая, будь она оказана вовремя, могла бы предотвратить многие трагедии. Но вот ведь незадача - где и как получить такую помощь совершенно непонятно. Самое простое - обратиться в психоневрологический диспансер по месту жительства или любое подобное государственное учреждение, где и доктора есть, и, возможно, даже медикаменты выпишут, вот только потом едва ли удастся получить права на вождение машины, или разрешение на охотничье ружьё, или устроиться на работу на фетрово-валяльную фабрику, вроде той, где я работаю. Можно поискать объявления в интернете, но нет никакой гарантии, что вас не разведут на деньги, и якобы врач действительно окажется тем, за кого себя выдаёт. Остаётся просить содействия у друзей и знакомых, которым приходилось сталкиваться с похожими проблемами, и им удалось обзавестись "связями".
Несколько лет назад, а именно в августе 2007 года состояние моего психического здоровья в силу ряда обстоятельств, которые опущу, расшаталось настолько, что начались реальные проблемы со здоровьем физическим. Отдавая себе отчёт, что необходимо срочное вмешательство специалиста, потому что по привычке справиться своими силами уже не получалось, я озадачилась поиском подходящего врача. Обратиться в заводскую медсанчасть я по ряду причин не могла. Во-первых, едва ли мне смог бы помочь штатный невропатолог, а во-вторых, я хотела сохранить анонимность, справедливо опасаясь, что от руководства врачебных тайн не бывает.
Ищущий да обрящет! Родственница посоветовала мне светило современной психиатрии - заведующего детским психиатрическим отделением (и такие, к сожалению, бывают) известной московской больницы. Несмотря на детско-подростковую специализацию, он консультировал и взрослых пациентов. Отзывы о докторе были самые лестные. Доверие внушало одно только имя, красноречиво говорящее о принадлежности к высшему врачебному клану - Соломон Моисеевич Блехер (имя я, естественно, изменила, но мелодика сохранена полностью).
Надо сказать, что обратиться к кому-либо с просьбой о помощи, особенно в таком деликатном вопросе, для меня равнозначно тупому ножу в кишки. Наверное, тем самым и довела себя до плачевного состояния. Только чтобы позвонить доктору Блехеру, я больно хватала себя в руки в течение двух дней. Но-таки позвонила и даже договорилась о встрече. Чего мне это стоило, сказать не могу - была в коматозе, не помню. К моему некоторому разочарованию доктор не предложил мне подъехать к нему в больницу, вместо этого он назначил встречу около станции метро, чтобы потом посидеть в ближайшем кафе. Разумеется, я согласилась.
И вот ещё один пикантный момент. На мой резонный вопрос родственнице, во сколько обойдётся сеанс, она ответила весьма уклончиво: сколько дашь. Ох, как я не люблю подобную ценовую политику! Принципиально не покупаю товар, даже если он мне нравится, в том случае, когда продавец не желает называть хотя бы начальную цену. Но в случае с психиатором  мне опять же деваться было некуда, и, зажав в потном кулачке 3 тыс.руб. (по тем временам для меня очень и очень ощутимая сумма), я отпросилась с работы и поехала на встречу с господином Блехером.
Встреча была назначена на одной из тех неглубоких окраинных станций, где на землю выходят четыре, а то и больше выходов, и конечно же я запуталась. Чувствуя, что опаздываю, я металась от одного выхода к другому, не находя ни одного из описанных ориентиров. Заприметив мужчину, соответствующего по возрасту моему психиатору (чуть за 50), я, совершенно не задумываясь о последствиях, подошла к нему и задала неприличный вопрос: "Это Вы Блехер Соломон Моисеевич?" От стресса у меня так помутилось в глазах, что я не придала значения внешности, за что и поплатилась, потому что мужчина, крупный славянин рабоче-крестьянского вида, вместо того, чтобы ответить: "Нет, я просто сегодня плохо выгляжу", замахнулся на меня кулаком, и я еле-еле успела ретироваться.
Но тут зазвонил мой телефон (сама я от ужаса всей ситуации первой не догадалась позвонить и уточнить место), и я наконец-то встретилась с нужным мне человеком. Доктор Блехер оказался предсказуемо типичным представителем своего клана и национальности, с явным преобладанием ближневосточных корней. Невысокий, гладкий, лысоватый, в дешёвом хлопчато-бумажном костюмчике (синие брючки, синяя рубашечка с короткими рукавами) и в дорогих часах.
Под кафе он оказывается подразумевал ближайший МакДональдс, но мне, признаться, было уже совершенно всё равно. Давление зашкаливало за 200, пульс под 120, в глазах темно, в голове пусто, руки ходят ходуном. Ха! А я-то наивно полагала, что все предшествующие дни и недели плохо себя чувствовала.
О чём со мной доктор беседовал я сейчас едва ли смогу вспомнить. Вроде бы задавал вопросы о моём детстве, о том, как я дошла до жизни такой, и о том, какие книжки в детстве любила читать. А я так испугалась, что напрочь забыла, что зачитывалась исключительно фантастикой, и вяло промямлила что-то про Достоевского. Доктор предложил угостить меня булкой, но я отказалась, так как от дикого стресса могла внедрить в себя только маленький стаканчик сока. Всё, о чём я мечтала, было заполучить вожделенный рецепт на антидепрессанты и навсегда расстаться с добрым доктором.
Честно потратив на меня час своего времени (по часам засекал), Соломон Моисеевич выписал вожделенный рецепт, безразлично принял из моих рук три тысячи и, видимо, уже в качестве бонуса дал совет: Вам, моя дорогая необходимо разнообразие в сексуальной жизни. Вы слишком зациклены на единственном мужчине, и отсюда добрая половина Ваших проблем. Разнообразие и ещё раз разнообразие.
Я пролепетала "спасибо", распрощалась с доктором, встала из-за столика и уже собиралась рвануть к метро, как вдруг светило отечественной психиатрии подошёл ко мне, взял под локоть, глубокомысленно посмотрел в глаза и совсем другим голосом тихо произнёс: "А вот с разнообразием я могу Вам помочь... Вы ведь понимаете, что я имею в виду..."
И тут я окончательно лишилась дара речи. Чувства, обуревавшие (великолепное слово!) меня были столь противоречивы, что стало трудно дышать. Одновременно в моей голове (теле, душе, что там ещё есть - нужное подчеркнуть) возникло столько слоёв восприятия, что я  остолбенела.
1. Жалко себя до слёз.
2. Жалко три тысячи - доктор явно отработал на 1 500 руб., не больше.
3. Да за три тысячи в час я себе кого-нибудь и помоложе и посимпатичнее найду!
4. Козёл!
5. Да что я вообще тут делаю с этим старым .....
6. Мужик, ты определись. Или деньги за сеанс бери, или разнообразие предлагай.
7. Никто меня не любит.
8. Хочу домой.
9. Как мне плохо! Всех ненавижу!
10. Наложить на себя руки обошлось бы дешевле и гораздо менее противно.

На самом деле я произнесла нечто маловразумительное, но дающее исчерпывающий ответ, что в данном виде разнообразия я не нуждаюсь. И сбежала. Почти с позором, но зато с рецептом на таблетки.

P.S.
 Выписанные доктором таблетки уже с первого применения подействовали на меня так плохо, что я больше не пыталась их принимать. Проблемы только нарастали, как снежный ком, и к концу 2007 года я была практически полной развалиной - сдало сердце. Пару раз, ложась спать, писала записки для дочки, кому и куда звонить, если мама не проснулась.
А потом в моей жизни появился Ахура Мазда.
Лучшее средство от неврозов, депрессий и несчастий - проехаться за рулём собственного красивого и дорогого автомобиля мимо всех тех остановок общественного транспорта, на которых ты нещадно замерзал зимой и потел летом, когда был бедным, маленьким и несчастным. (А молодой и красивый инструктор по вождению стоил в 5 раз дешевле!)
Tags: Виу-Витсу, авто, врачи-вредители, когда я была маленькой
Subscribe
promo viu_vitsu october 8, 2012 17:06 11
Buy for 50 tokens
Мне всё чаще приходит в голову сравнение между людьми и планетами. Если представить каждого из нас неким небесным телом, появляются довольно занятные ассоциации. К кому-то в определённые моменты жизни мы приближаемся, выстраиваясь на одну линию, чувствуя более сильное притяжение, а потом, следуя…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments