Виу-Витсу (viu_vitsu) wrote,
Виу-Витсу
viu_vitsu

Не ходите дети в Африку гулять - замерзающая Европа

Часть 1
Часть 2

Вечером третьего января выяснилось, что французской визы у моего драгоценного супруга нет. Из-за случившегося переворота французское консульство несколько пересмотрело режим работы, и визу мой любимый так и не получил. Оставался шанс, что он получит её пятого января, когда консульство начнёт работать в обычном режиме (или не начнёт). Для тех, кто забыл напоминаю, что наше совместное путешествие на родину дочери планировалось как раз в ночь с четвёртого на пятое число. О том, чтобы нам с Клопсой в очередной раз поменять билеты даже речи не шло, и в Париж нам пришлось лететь без папы. Благо французский мой реанимировался, и мы без проблем доехали на такси из аэропорта до Западного вокзала, где сели на чудесный скоростной поезд и отправились в Страсбург в гости к нашим друзьям ещё по работе в Посольстве. Вид французской столицы поразил меня, когда только мы подруливали с посадочной полосы к зданию аэропорта. За все пять с лишним лет жизни во Франции я никогда не видела столько снега. Кроме обильного снегопада, который всё усиливался и усиливался, засыпая французские земли,  в городе-герое Париже было чертовки холодно. Минус пять, а то и минус десять по Цельсию. Для Франции это практически катострофа, а тут ещё и хохлы российский газ перекрыли. УжОс!
До Страсбурга мы добрались без каких-либо проблем. Нас встретили, обогрели, накормили, поселили в отель, вечером развлекали, но было одно "но", весьма мне жизнь отравлявшее. Муж обещал позвонить и сообщить, дали ему французскую визу или нет. И вот уже и вечер, и звёзды в морозном небе, и синяя зимняя темнота за окнами, а известий никаких. Надо заметить, что самолёты из Конакри в Париж летают далеко не каждый день, и если бы пятого января мой любимый визу не получил и из Гвинеи не вылетел, то прилетать во Францию , скажем десятого числа, смысла уже никакого не было, потому что одиннадцатого мы собирались вернуться в Москву. Но вот и долгожданный звонок. Супруг сообщил, что выезжает в аэропорт, и чтобы завтра утром мы его встречали. По прилёту в Париж обещал позвонить, а также и с вокзала, чтобы  сказать номер поезда. Ночью я спала плохо, телефон лежал рядом со мной, и я просыпалась практически каждый час, проверяя, сколько времени осталаось до момента, когда шасси самолёта с моим мужем коснутся французкой земли. По расписанию самолёт должен был прилететь в семь утра. Надо ли говорить, что уже с шести я не спала, и зачарованно смотрела на телефон.
Сотового у моего мужа не было, и он должен был звонить из телефонов-автоматов, так что связаться с ним самой у меня никакой возможности не было. Когда в десять утра позвонил наш друг и понитересовался, куда делся Витька, я уже с трудом сдерживала подступавшую истерику. Кое-как оделась и пошла на улицу звонить парижской подруге, чтобы она выяснила, что случилось с рейсом. (На моём мобильном закончились деньги, и звонить я тоже могла только из автомата). Подружка толком ничего выяснить не смогла, кроме того, что вроде бы самолёт из Конакри вылетел, по дороге не разбился и, возможно, даже приземлился в Париже. Времени было начало двенадцатого дня, от мужа известий никаких, и тут меня накрыло. Я вспомнила, как он рассказывал, что работавшая в гвинейском офисе горно-рудной компании секретарша как раз проводит отпуск в Париже, вспомнила найденную в платяному шкафу супруга мега-упаковку ("весёлая тусовка") презервативов, и сделала единственно возможный вывод - муж меня бросил. Прямо посередине замерзающей Европы. Мирным жителям Страсбурга, прогуливавшимся днём шестого января по центральной улице родного города, предстала душевыдирающая, как выражается моя дочь, картина. В продуваемой и промёрзшей будке телефона-автомата стоит вполне прилично одетая женщина и рыдает в голос, завывая белугой и даже отчасти касаткой. Кое-как взяв себя в руки, я позвонила в гвинейский офис горно-рудной компании, где мне подтвердили, что ещё вечером отвезли моего супруга в аэропорт, и что скорее всего он уже в Париже, потому что информации о переносе рейса у них нет. Я зарыдала в два раза горше и громче. Прохожие начали подозрительно коситься на мою будку и на меня, но пока активных действий не предпринимали. На остававшиеся на телефонной карточке деньги я позвонила в Москву сестре - она у меня женщина весьма рассудительная, не раз меня выручавшая и утешавшая в критических ситуациях, и Крис-то и рассказала радостную новость, услышанную в новостях первого канала ОРТ. Из-за обильных снегопадов в Париже, каких не случалось уже лет сто, все столичные аэропорты были закрыты в течение суток и, соответственно, рейсы отложены. Получалось, что мне и Клопсику ещё очень повезло - наш самолёт один из немногих прилетел по расписанию.
Вечером на поезде приехал мой ненаглядный. Замученный и уставший - рейс задержали на девять часов, которые он коротал в аэропорту Конакри, где даже в бизнес-ложе представление о комфорте весьма относительно.
Поскольку после всего пережитого я была в недостаточно адекватном состоянии, супруг подробно и обстоятельно рассказал о бой-френде секретарши, с которым она, собственно говоря и отбыла в отпуск; о том, что презеравативы ему подарили друзья-военные, и он и в мыслях не держал ими пользоваться (подтверждаю, пачка при обнаружении была в ненарушенной целофановой упаковке), да и вообще забыл, что они есть - так бы выбросил, чтобы меня не расстраивать, и что любит меня и только меня, и уж теперь-то мы вместе, и больше ничего не случится, хотя бы до конца отпуска.

Оконачание следует, а пока несколько характерных фотографий:


Сижу на вокзале в Париже в ожидании поезда на Страсбург. Умученный вид говорит сам за себя. А рядом фотка, где я вечером того же дня гуляю по Страсбургу. Известие, что  муж визу всё-таки получил, меня здорово взбодрило.

 
Редкое фото - супруги наконец вместе!  А рядом знаменитая собачка из кафедрального собора Страсбурга. Если её погладить и загадать желание, то оно обязательно исполнится. Думаю, можно погладить и избражение собачки. Как практикующая ведьма, авторитено заявляю, эффект будет таким же.
    

Едем на поезде в ледяной, морозный Париж. А вот сами французы не верят, что холодно. Ходят в одних свитерах, лёгких ботиночках и даже босоножках, гордо демонстрируя педикюр. А носы у них синие-синие...
     

Такой заснеженной мы Францию ещё не видели (вид из самолёта)
   


В это  же время года на чёрном континенте (богатый квартал для белых, где действительно чувствуешь себя таковым вне завимости от цвета кожи):
   
 
Tags: Африка
Subscribe
promo viu_vitsu october 8, 2012 17:06 11
Buy for 50 tokens
Мне всё чаще приходит в голову сравнение между людьми и планетами. Если представить каждого из нас неким небесным телом, появляются довольно занятные ассоциации. К кому-то в определённые моменты жизни мы приближаемся, выстраиваясь на одну линию, чувствуя более сильное притяжение, а потом, следуя…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments